TFADreikDragon
Название: Say my name/Назови меня по имени
Автор: Jit
Бета: SSC (за что большое спасибо :))
Вселенная: TFP
Пейринг: Старскрим/Стив (эрадикон), упоминается Мегатрон/Старскрим, и в некотором роде спойлер
Рейтинг: NC-17
Жанр: романтика, драма
Предупреждения: насилие (все, что есть - во второй главе)
Дикслеймер: Старскрима как хочет имеет Хасбро, всех эрадиконов в целом тоже. Кто конкретно придумал Стива я не знаю, но респект большой этому человеку.
Саммари: история любви гордого сикера и скромного эрадикона. События начинаются непосредственно после моего предыдущего фика From bad to worst (там Скрим был сильно обижен Мегатроном).

Автор не читал ни единого фика со Стивом. Все вдохновение пришло вот от этой чудной картинки - ornithia.deviantart.com/gallery/#/d4en2ux (даю ссылку на Девиант, ибо она тут уже была).

И по мотивам собственное художество:


Say my name by ~Jit-Seven on deviantART

Глава 1

Наконец Кнокаут оставил его одного.
В медотсеке было тихо и почти темно, приглушенный свет излучали только приборы и несколько небольших ламп. Регистратор состояния медленно считывал ритмы.
Старскрим лежал на платформе и гипнотизировал дверь. Ужасно хотелось подняться и заблокировать ее, но сил на это он не имел. Конечно, закрытые двери не остановят Мегатрона, если он вдруг надумает явиться, но так он чувствовал бы себя хоть немного более защищенным.
Отчетливо понимая, что лучшее, что он сейчас может сделать - это постараться отключиться, он тем не менее не мог остановить генерируемые процессором образы. Одна часть его сознания отчаянно стоила планы мести Мегатрону - один неосуществимей другого, другая сражалась с мыслями о собственной теперешней "испорченности". Последние он старался отстреливать на подходах, но они брали числом. И он продолжал беспокойно лежать, иногда вздрагивая, сжимая и разжимая кулаки и поворачивая голову то в сторону двери, то от нее.
Повернувшись в очередной раз, он обнаружил тонкую полоску света, которая постепенно расширялась. Посылая проклятия в адрес злодейки-судьбы, Старскрим замер в ожидании. В светящемся обрамлении появился силуэт эрадикона. Сикер фыркнул и отвернулся. Пронесло.
Двери тем временем закрылись, эрадикон вошел внутрь и направился к нему.
Старскрим поднял голову.
- Что еще? - вдруг какое-то важное сообщение.
- Коммандер Старскрим, я пришел помочь вам привести себя в порядок, - солдат на мгновение запнулся, - вымыть вас…
- Что? - поднял брови сикер, - Мне ничего не нужно. Пошел вон.
- Меня послал Лорд Мегатрон, чтобы я вас вымыл… - промямлил эрадикон, опуская голову.
Старскрим вздрогнул при упоминании имени Лорда. Он что, хочет опять его видеть? Мало поиздевался? Да еще и обязательно чистым…
Он не пойдет. Нужно бежать отсюда. Но далеко ли он улетит в таком состоянии? Старскрим отчаянно взглянул на приборы: показатели угрюмо светили красным. Единственное куда он так долетит - это до Земли, и то исключительно благодаря силе притяжения.
- Лорд Мегатрон не вызывал вас. Он только отдал приказ вымыть вас… - сказал эрадикон глядя в пол.
Не вызывал... Значит немного времени есть. Старскрим опустил голову и, забывая об эрадиконе, снова погрузился в свои печали.

Эрадикона звали Стив. Он сам выбрал это имя. Вообще солдатам имена не полагались, у них были только номера, но между собой они предпочитали называть друг друга по прозвищам или короткими земными именами.
Эрадикон обманул. Никто его не посылал. И он совершил столь неразумный и опасный поступок только по одной причине: Стив был бесповоротно, тотально и безнадежно влюблен в Старскрима. Как и когда это случилось, эрадикон уже не смог бы объяснить. Ему казалось, что недозволительное чувство было с ним всегда. И чем дальше, тем оно становилось больше, подпитываемое восхищением и жалостью. Так часто его любимый Коммандер был бит или терпел неудачи. И так хотелось бросится к нему, обнять, сказать, что на свете есть кто-то, кто его безумно любит и готов отдать за него жизнь. Но разве он будет слушать… Недосягаемый кумир не обратит внимание на слова простого солдата, просто посчитает его сумасшедшим. И Стив никогда бы не решился нарушить свое незаметное для Старскрима существование, если б не то, каким он увидел обожаемого Коммандера в этот вечер.
Старскрим не был зол и взвинчен, как обычно после своих неудач. Он безвольно висел на Кнокауте и плакал. Стив раньше никогда не видел его слез. Коммандер, даже терпя поражения, всегда оставался сильным и гордым. Но сегодня он был разбит, полностью подавлен и даже не пытался это скрыть.
Искра эрадикона наполнилась невыразимой жалостью. Он не мог смотреть на любимого в таком состоянии. Ему нужно было помочь, что-то сделать, как-то утешить. И Стив решился на обман. Ему было ужасно горько когда он понял, что своим упоминанием Лорда он ввел Старскрима в смятение. И он попытался исправить положение, сказав, что тот его вовсе не ждет. Но Старскрим снова погрузился в невеселые раздумья и отвернулся. Стив подошел к нему, опустился на колени перед платформой и стал обтирать мягкой губкой ноги Старскрима. Коммандер не заметит как он взволнован и не увидит как вспыхнула его оптика. Эрадикон пока не решался убрать маску, хоть и мечтал это сделать.

Мягкие прикосновения чужих манипуляторов, направляющих полирующую губку, к его бедрам отвлекли Старскрима от тяжелых мыслей. Он вообще-то всегда приводил себя в порядок сам и не любил, чтобы его трогали посторонние. Но сейчас, стоит признать, это было приятно. Пусть работает, раз уж это все равно неизбежно. Может это поможет не думать хоть какое-то время.
Эрадикон старательно водил губкой по ногам, прошелся по икрам, щиколотке, каблукам. Да, то что нужно. Потом он неосторожно задел его годпис и почему-то резко убрал руку. А, стоит заметить, он был довольно сильно заляпан и как раз нуждался в очистке. И внутренняя поверхность бедер у самой промежности - тоже. Старскрим даже зажмурился, поняв, что прошелся в обнимку с Кнокаутом по базе в таком виде. Эрадикон все-таки продолжил. Менее уверенно он стал протирать его бедра изнутри. И Старскрим непроизвольно почувствовал возбуждение. Его интерфейс-система была активирована, дважды изнасилована, но сам он ведь не получил перезагрузки. И теперь неловкие прикосновения разбудили в нем желание. А может так и лучше. Оффлайн от экстаза может быть лучшее решение, чтобы заглушить боль.
Старскрим еще раз взглянул на эрадикона. Ничего лучшего под рукой все равно нет. Потом он прикажет ему никому об этом не говорить. Можно было бы конечно попробовать самому себя… но он недостаточно возбужден для этого. Тут нужен помощник.
- Заблокируй дверь, - приказал сикер эрадикону.

Стив едва расслышал приказ. Он весь был сосредоточен на том, чтобы не сделать ничего... предосудительного. Он откровенно говоря был смущен, он и не думал, что дотрагиваться до объекта своей любви будет так... опасно возбуждающе. Он резко вскочил, бросился к двери и переключил замок в положение lock. И вернулся к платформе.
- Сядь здесь, рядом.

Эрадикон сел. Было довольно темно, но Старскрим притушил свою оптику еще, чтобы почти ничего не видеть. Так он не будет отвлекаться на то, кем является его "партнер". Он обхватил манипуляторы эрадикона и направил их к своим бедрам, внутрь, показывая собственными движениями, что он хочет. Он выразил свое желание вполне определенно, если этот солдат не полный кретин, он поймет, что от него хотят.

А бедный Стив уже был на гране оффлайна. Коммандер приказывает ему себя... удовлетворить. Его самые смелые мечтания никогда не заходили дальше поцелуев. Он и представить себе не мог, что когда-нибудь окажется с ним в такой интимной обстановке. Но нельзя его разочаровать. Старскриму нужно утешение именно такого рода и Стив все сделает, чтобы он остался доволен. Он заставил себя быть смелее, касаться настойчивее, забираться пальцами в стыки.

Старскрим убрал свои руки и откинулся на платформе, его оптика непроизвольно стала ярче. Он свернул броню, но, когда эрадикон запустил пальцы внутрь, схватил его за запястья и положил их на выдвинувшийся коннектор. Внутри еще больно. Эрадикон убрал маску, вопросительно посмотрел на Старскрима и хотел было опуститься к его коннектору, но сикер и на этот раз его остановил. Так он тоже не хочет, тоже плохие ассоциации. Он прижал манипуляторами его пальцы к коннектору, и эрадикон аккуратно стал стимулировать его. Через некоторое время подсветка на коннекторе, вспыхнула символизируя готовность.

Какой он красивый. Его возбуждение оказалось настолько прекрасно, что Стив почти забывал передвигать пальцы. Старскрим снова убрал свои руки, отдаваясь его движениям. Он лежал почти спокойно, с откинутой головой и наконец-то расслабленными бровями. Только вентиляция работала усиленно. Сейчас или никогда. Маску он уже снял, осталось только признаться, произнести вслух, раскрыться.
Стив наклонился к лежащему сикеру и тихо произнес.
- Коммандер, я вас люблю. Вы всегда можете на меня рассчитывать. Я готов ради вас на все...

Эрадикон что-то там бормотал. Старскрим не слушал, он сосредоточился на своих ощущениях и ждал когда его накроет волной экстаза. Но увлекшись своим монологом эрадикон почти прекратил его стимулировать.
- Что ты там болтаешь? Заткнись и делай что тебе приказано, тупой дрон.
- Я не дрон, Коммандер, меня зовут...
- Плевать мне как тебя зовут. Займись делом.
Он умолк и Старскрим снова ощутил приятные уже вполне уверенные прикосновения. Он уже расслабился и готов был отключить оптику совсем, но эрадикон вдруг нагнулся к нему и поцеловал в губы. От неожиданности Старскрим не оттолкнул его сразу, а, когда уже упер манипуляторы ему в грудь, почувствовал, что собственные губы вопреки приказу процессора отвечают на поцелуй. Как давно он ни с кем не целовался... Как давно с ним не были нежны... И Старскрим не просто не опустил руки, а притянул эрадикона к себе. Тот совсем осмелел и уже целовал его лицо выше, касался губами его оптики, бровей, снова возвращался к губам. Эрадикон оставил на коннекторе один манипулятор а вторым теперь нежно притрагивался к корпусу сикера, благоговейно водил по краям его крыльев. Как же это было хорошо. Старскрим уже не отвечал на поцелуи, просто позволил ласкать себя. Возбуждение было еще недостаточно сильным, но он почти не хотел, чтобы оно нарастало. Хотелось оставаться в этом состоянии, окруженным аурой заботы и внимания. Да, это его поля. Сикер никогда бы не подумал, что солдаты могут излучать такие замысловатые колебания. Этот способный. Эрадикон коснулся особо чувствительной сенсорики у основания крыла. Коннектор вспыхнул ярче. Но движения его манипулятора не изменились. Больше не в силах сдерживаться, Старскрим обхватил своей рукой его пальцы и задал новый темп, ускоряясь. Понадобилось совсем немного усилий, чтобы напряжение излилось струей энергона. Старскрим некоторое время блаженно наблюдал как их руки заливает сиреневая жидкость а потом плавно вырубился.

На следующее утро Старскрим нашел себя тщательно вымытым и, как ни странно, даже бодрым. Воспоминания о предыдущей ночи, хоть и были крайне болезненны, уже не жгли огнем. Он даже сумел относительно спокойно явиться в главный зал и ознакомиться с ситуацией. Мегатрон пришел позже, но на сикера не взглянул и не разговаривал с ним. Старскрим этому порадовался, но в то же время заметил, что встреча с ним оказалась не такой уж ужасной. После того, что он сделал, Старскрим думал, что не сможет выносить его присутствие, но сейчас в нем откуда-то взялись силы.
Его вчерашний случайный партнер. Эти поцелуи, эти прикосновения... Да, стоит признать, это и было его спасением. Это нужно повторить. Но в размякший было процессор тут же вступила сикерская гордость. Это был простой эрадикон. Командующему авиацией совершенно не по статусу коннектиться с дронами.
Размышления прервало сообщение о провале проводимой операции. Отряд разбит автоботами и возвращается на Немезис. Те, кто уцелел. Старскрим автоматически проверил каковы потери. Трое ранены, один убит. Один убит. Старскрим вывел на экран его номер и понял, что не знает номера своего вчерашнего знакомца. Искра дрогнула. С его везением это обязательно окажется тот самый.
- Коммандер! Последние сведения, - солдат протягивал ему планшет с информацией.
Эрадикон. Без маски. Этот взгляд.
- Номер? - прошипел Старскрим.
Эрадикон назвал.
- В полночь по местному чтобы был у меня в отсеке!


День был сложным. Особенно сложным оказалось избегать Кнокаута, видеть которого почему-то не хотелось еще больше, чем самого Мегатрона. Особенно учитывая, что к нему после одной вылазки необходимо было обратиться как к доктору. Царапина на крыле не была особенно опасной, но оставлять даже малые повреждения на крыльях нельзя, да и саднила она противно. Промаявшись несколько циклов, ругая себя за глупую трусость, Старскрим обнаружил, что уже полночь. И вспомнил о назначенном "свидании".
За прошедшие часы энтузиазм от предыдущей встречи несколько приутих и позабылся, и теперь идея уже не казалась особо удачной. Чего он вообще хотел, приказывая явится в личные покои… Неужели с утра он еще был настолько не в себе, что собирался коннектиться с этим... с непонятно кем. Старскрим фыркнул и поплелся к себе. Надо выгнать этого эрадикона и немного подзарядится.

Легкий щелчок, открывшиеся двери, и Старскрим оказался в отсеке. Стив встрепенулся и шагнул ему навстречу. Эрадикон до сих пор не мог осознать своего счастья. Драгоценный Коммандер позволил себя трогать, целовать... Стив все еще чувствовал горьковатый вкус его губ, его пальцы поверх своих... И самое главное - Старскрим похоже сумел немного отвлечься от своих бед, Стив смог его отвлечь. Эрадикон сделал еще шаг на встречу сикеру и улыбнулся.
- Коммандер...
- Уйди отсюда, ты мне уже не нужен, - не глядя бросил Старскрим.
Не нужен... И как он только мог надеяться, что это продлится долго. Стив опустил голову и направился к выходу. Старскрим тем временем сел на платформу и поморщился. Он опять выглядел усталым и несчастным. И... он ранен. Ему опять больно. И сам он до раны не дотянется.
- Коммандер, ваше крыло... Дайте я... я могу зашлифовать. Позвольте..., - и Стив уверенно взял с полки набор для ремонта и, уже менее уверенно, с молчаливого согласия Старскрима, присел рядом.
Он стер вытекающий энергон, аккуратно запаял стыки и взял в руки шлифовальную машинку. Старскрим пристально наблюдал. Он ведь касается крыльев. И сикеру сейчас или очень приятно или наоборот. И судя по ставшей ярче оптике, ему скорее приятно. Стив опять смутился под этим взглядом. И чуть не выронил аппарат когда манипулятор сикера оказался у него на талии.

Вот именно поэтому Старскрим не позволял никому себя трогать. Особенно крылья. Этот дрон... он что специально трогает его так... ласково, но в то же время возбуждающе. Да еще и в самых чувствительных точках. Он даже почти совсем не почувствовал боли во время ремонта под этими нежными пальцами. И он почти непроизвольно сам потянулся к эрадикону рукой.
- Я закончил... К-командер. Все готово.
Старскрим взял у него из рук машинку и отложил в сторону. И заставил его лечь на платформу, сам устраиваясь сверху. Не такая уж большая беда, если он один раз попробует сделать это с кем-то подобным. Никто ведь не узнает.
Эрадикон смотрел на сикера широко распахнутой и слегка испуганной оптикой. А у них вполне симпатичная конструкция фейсплейта и такие трогательные губы... Что за бред. А впрочем... Старскрим наклонился и поцеловал его. Вчерашние ощущения вернулись, накрыв электромагнитной волной. Как приятно, когда прикасаются к лицу. Сикер скользнул манипулятором к паху эрадикона и слегка постучал по броне пальцем, потому что тот почему-то не раскрылся сразу.
- Ну? - сказал он отрываясь от поцелуя.
Взгляд эрадикона стал еще более взволнованным. Он убрал броню и напрягся, хоть и попытался это скрыть, слегка улыбнувшись.
Старскрим пробежался пальцами по его портам. Предохранители на месте, защитное покрытие на сенсорах тоже. Штамповка. Старскрим понятия не имел, ни разу не задумывался, коннектятся ли между собой эрадиконы. Похоже да, оборудование имеется. Но этот ни с кем не был, даже сам себя не трогал. Ну и славно. Сикер осторожно проник пальцами вглубь переднего порта, потер его стенки. Вот и смазка. Все правильно, система работает отменно. Ему даже захотелось похвалить эрадикона, подбодрить его как-то, чтобы тот не был так сконфужен. Вместо этого Старскрим его снова поцеловал и одновременно сорвал предохранители. Эрадикон слегка вздрогнул, сикер почувствовал немного энергона на своих пальцах.
- Дальше будет хорошо, - все-таки заговорил он.
Он еще немного помассировал стенки и вывел свой коннектор, аккуратно вставил его в идеально подошедший порт и стал медленно продвигаться. Эрадикон напрягся еще больше, завентилировал чаще, но очень старался не показывать, что чувствует боль от активируемых впервые сенсоров. Старскрим похоже увлекся его реакцией и тоже свел брови.
- Что-то не так? - взволнованно спросил эрадикон.
- Все так, - буркнул Старскрим, - расслабься, почти всё.
Еще немного... да, вот и все, полное соединение. В сознание опять прокралась зловредная мысль о недопустимости для себя таких связей. Старскрим ее выгнал, он потом об этом подумает, не сейчас. Трансформер под ним наконец очнулся и положил манипуляторы ему на бедра, немного погладил их и направил пальцы между его ног, к портам. Он вопросительно взглянул на Старскрима, получил на этот раз одобрение, и забрался пальцами глубоко в него.
Старскрим со стоном выпустил воздух. Даааааа, так хорошо. То, что надо. Он начал медленно двигаться, приводя и свою и его системы в состояние полного возбуждения, активируя трением скрытые датчики. Эрадикон удобнее раздвинул бедра, он тоже начинал получать удовольствие. Старскрим удивился тому, что его это на самом деле волнует - чтобы партнеру тоже было хорошо. В смысле такому партнеру... Разозлившись на себя за то, что опять об этот думает, он сильно двинул бедрами и вызвал у любовника короткий стон. Это повысило возбуждение, он стал двигаться резче, уже с каждым толчком улавливая его тихие стоны. Еще немного... да... чуть-чуть... Но партнер, похоже был еще не так близок, напряжение все-таки сказывалось.
- Достань... коннектор... Он ведь у тебя есть?... - отрывисто сказал Старскрим.
- Есть... - поспешно ответил эрадикон.
Старскрим схватил манипулятором его коннектор, сжал сильно, почти грубо.
- Ааах... Комман... дер... Это....
Непроизвольно эрадикон сильнее толкнулся пальцами в его порты. Старскрим застонал сам, сделал еще несколько сильных толчков и ощутил как перезагрузка накрывает его волной удовольствия и отключает корпус, унося в оффлайн.


Половину следующего дня Старскрим пребывал во вполне сносном настроении, можно сказать, даже хорошем. Нет, он правда был каким-то довольным и расслабленным. Он простил себе минутную слабость, даже разрешил повторить это когда-нибудь еще. Это ведь было на самом деле приятно. Ровно до того момента, когда его процессор оглушила крайне неприятная догадка. А вдруг они все такие? Эрадиконы сконструированы одинаково, имеют одинаковые программы. Они запрограммированы исполнять приказы высшего командования. А вдруг они так же повинуясь заложенным установкам должны ублажать офицеров? Вдруг его эрадикон вовсе не особенный, а такой же как все? Мысль оказалась ужасно навязчивой. Это ведь совсем другое дело - так отдаться эмоциям с... серийным роботом.
Через пару циклов Старскрим пришел к выводу, что обязан прояснить этот вопрос. Злясь на себя за то, что мысли об этом солдате заняли весь его процессор, сикер решил проследить за реакцией на себя какого-нибудь другого эрадикона. А лучше, для верности, двух.

Дождавшись момента, когда в рубке не осталось никого постороннего, Старскрим осторожно подошел к стоящему за пультом солдату.
- Сними маску.
Эрадикон обернулся и выполнил приказ. Старскрим поразился насколько это было другое лицо. То есть лицо-то было абсолютно то же самое, но его выражение, каждая черта была чужой. Один : ноль, но этого недостаточно. Кто вспомнит, каким увидел Старскрим лицо своего эрадикона в первую встречу.
Сикер приблизился к его фейсплейту и жарко прошептал.
- Что ты чувствуешь?
Солдат удивленно поднял брови.
- Эээээ... Коммандер, у вас... ээээ... есть какие-то указания?
Два : ноль. Так. Надо действовать более прямолинейно. Старскрим наклонился еще ближе и прошептал эрадикону в аудиодатчик.
- Что ты скажешь если я прикажу тебе явится в мой отсек и заняться со мной интерфесом?
Эрадикон испуганно отскочил.
- К-командер Старскрим, вы здоровы?
И чуть не убежал, когда сикер довольно улыбнулся. Три : ноль. Разгром. Больше он никого проверять не стал.

В тот же вечер Старскрим снова вызвал эрадикона к себе. Это повторилось и на следующий день. И на следующий. И на следующий. Прошло немного времени, и Старскрим привык, что каждый вечер его ждут, его готовы приласкать и успокоить. Он даже в какие-то моменты ловил себя на мысли, что ждет этих вечеров уже с утра.
Старскриму понравилось быть сверху. Он редко владел кем-то, чаще имели его. Чувство обладания оказалось очень приятным, особенно учитывая, что отдавались ему с благоговением и трепетом, а не как он сам обычно. Эрадикон был нежен, покорен и отзывчив, но при этом совсем не пресмыкался, не лебезил. Старскриму это нравилось. Он чувствовал искренность своего партнера и это захватывало, завораживало. В этом было что-то притягательное - в мире коварства и обмана обрести нечто настоящее и открытое. При этом Старскрим отчетливо понимал, что, будь не месте эрадикона кто-то другой, все это вряд ли было бы возможно. Любой другой вызывал бы подозрения. Эрадикон же не был ровней, поэтому и не был соперником. Он изначально стоял намного ниже в иерархии и не имел никаких шансов подняться. Старскрим однажды задумался на эту тему. Может его привлекает именно власть над партнером? И насколько тот готов ему повиноваться - так же безоговорочно? Чтобы проверить себя и его, он как-то поднес к его лицу манипулятор и прочертил когтем глубокую царапину на щеке. Эрадикон не дернулся, не отошел, не схватил его за руку, но смотрел на сикера так, что тот едва удержался, чтобы не извиниться. Больше Старскрим никогда не поднимал на него руку.

Прошло немного времени и Старскрим даже перестал стеснятся этой связи и злиться на себя. Он свободный десептикон и может быть с кем захочет. Но, однако, о безопасности тоже стоило подумать. Если привыкший считать сикера своей собственностью Лорд узнает об этом, он сотрет в порошок их обоих.
Старскрим наладил между собой и эрадиконом кодированную связь, достаточно надежно зашифрованную, чтобы Саундвейв не смог о ней узнать. Он переместил его номер в самые дальние списки. Если б было возможно, он бы приписал его к базе, чтобы тот не оказался в команде смертников, но таких разграничений на Немезисе не было. Солдаты делали ту работу, которую им в данный момент поручали, и были абсолютно взаимозаменяемы. Во время одной из операций его эрадикон все-таки попал в отряд. Старскрим нашел повод отправиться с ними и впервые наблюдал своего любовника на поле боя: тот оказался умелым воином, хоть и не обладающим достаточно мощным вооружением и броней.
После этого Старскрим позволил эрадикону владеть собой. Разнообразие все-таки не мешало, хотя его и вполне устраивали их спокойные свидания. Старскрим за свою жизнь успел перепробовать огромное количество способов коннекта и разнообразных поз. Вернее, если уж честно, его успели перепробовать во всех возможных позах. И чаще всего эти позы были удобны партнеру и унизительны для него. Да, он тоже почти всегда получал удовольствие и бурные перезагрузки, но после чувствовал себя использованным, едва поднимался и со слезами в оптике ремонтировал растерзанные разъемы. И сейчас возможность получать удовольствие без неприятных ощущений с лихвой компенсировала интенсивность разрядки. И потом, было в этих контактах еще что-то... Старскрим чувствовал, что его любят. Это было ново.

В какой-то момент Старскрим осознал, что совсем отвлекся от планов свержения руководства и захвата Вселенной. Лорда он в последнее время старательно избегал, благо и тот не особо искал с ним встреч. Если б речь шла о ком-то другом, Старскрим даже предположил бы, что Мегатрон испытывает некое подобие вины перед ним. Впрочем это было только на руку.
Лишь однажды Лорд вызвал его к себе в личный отсек и без слов развернул его лицом к стенке.
- Будешь сопротивляться? - тихо и как-то меланхолично спросил Мегатрон.
- Нет, - безнадежно ответил сикер. За последнее время он отвык от принуждения и перспектива быть изнасилованным была особенно неприятна. И хотя Мегатрон в этот раз не был груб, Старскрим плакал вспоминая свои многочисленные не добровольные коннекты, которые теперь казались еще более унизительными, благо стена не никому не расскажет, что видела его слезы.

В тот вечер Старскрим стал рассказывать. Он сел на пол и Стив опустился рядом и обнял его. Старскрим какое-то время сидел тихо, положив голову ему на плечо. А потом заговорил. Он говорил все подряд, вспоминал свои победы и неудачи, выкладывал в подробностях эпизоды из своей жизни. То, что никогда никому не открывал, то, что было никому неизвестно. Старскрим то возбужденно размахивал руками, то чуть ли не плакал от обиды и возмущения. Так уж получалось, что рассказ в основном состоял из жалоб на ненавистного Лорда.
- А совсем недавно, - Старскрим так жалобно сложил брови, что Стив почти бессознательно дотронулся рукой до его лица, - он избивал меня несколько циклов. На мне уже живого места не было, а он не останавливался! А потом эти мерзкие автоботы отстрелили мне руку, а этот гнусный Кнокаут еще издевался, сказал, что у меня устаревшее оборудование. Да я всегда был и есть лучший летун на Кибертроне!
- Вы потрясающе красиво летаете, Коммандер, - с искренним восхищением сказал Стив и тихо добавил, - я видел вас в тот день, когда вы вернулись без руки. Я стоял за пультом...
- Так это был ты...
- Как мне хотелось тогда вам помочь, хоть что-нибудь сделать! И я слышал... Все слышали... Лорд Мегатрон был очень жесток с вами. Если б это могло вас избавить, я бы не задумываясь отдал свою жизнь...
- Твоя жизнь здесь ничего не стоит. Не смей вмешиваться.
Старскрим снова уткнулся в Стива и заговорил, уже не поднимая головы.
- Он дотрагивался до моей Искры своими... Мне было так больно.
Стив крепче его обнял.
- Простите меня, я тогда обманул. Я пришел сам, меня не посылали...
- Даже эрадиконы меня обманывают, - прошептал Старскрим.
- Простите...
Старскрим тоже прижался сильнее.
- У вас есть Искры? У тебя она есть?
- Конечно... мы ведь живые.
- Я ее слышу, - ответил сикер после долгого молчания.

Часть2

- Коммандер Старскрим! Вы выглядите усталым. Неужели ваша ночь была столь утомительна?
Нет, когда-нибудь он открутит Кнокауту голову собственными руками. И вырвет его поганый вокодер.
- Тебе нечем заняться? Если так, то я обеспечу тебя свежим пациентом. И не удивляйся, если он будет очень похож на тебя, - Старскрим хотел было пройти дальше, уверенный, что разговор окончен. Сейчас не до медика. Его разведчики засекли сигнал Арахнид, и он предпочел бы найти ее первым.
- Ну что вы, Коммандер, у меня хватает работы, - Кнокаут улыбнулся, - Вот например эрадиконы. Они вечно умудряются подцепить какую-нибудь земную гадость.
Старскрим остановился и обернулся. Какого Юникрона он помянул эрадиконов.
- У нас не лечат солдат, - отрезал он, - вернись на свое рабочее место, Кнокаут.
- Конечно, - медик снова улыбнулся, - но у нас лечат тех, кто может заразится от них.
Терпение лопнуло. Старскрим подскочил к Кнокауту, схватил его за шею и прижал к стене.
- Что ты имеешь в виду?
Откуда он может знать?! Если в курсе этот сплетник, то весь корабль, должно быть, смеется ему вслед. Старскрим почувствовал как хладагент стекает по его шее.
- Отвечай.
- Я имел ввиду ровно то, что сказал, - ничуть не сменив интонации, ответил медик, - кстати, Лорд Мегатрон ждет тебя в главном зале.
Старскрим отпустил Кнокаута, тряхнув его о стену. Мегатрон его ищет. Да еще и передает приказы через Кнокаута. Плохое предчувствие колючим электричеством разнеслось по корпусу.
- Зачем он меня ищет? Мог бы вызвать по коммлинку.
- Не могу знать, Коммандер. Идите лучше, начальство не любит ждать.
Бросив еще один свирепый взгляд на медика, сикер направился в главный зал.

Мегатрон рассматривал что-то на карте, когда двери за Старскримом закрылись. В зале находились также Саундвейв и двое солдат за пультами, которые обернулись, когда он вошел .
- Ты хотел меня видеть, мой Лорд? - еле выдавил сикер, обращаясь к спине лидера и
слегка поклонившись.
Мегатрон повернулся к нему и некоторое время молча его разглядывал. Потом медленно заговорил.
- Ты удивил меня, Старскрим. Только вот не решу чем больше - наглостью или глупостью.
День явно не задался. Интуиция никогда его не подводила - Лорд в курсе его связи. Старскрим сдавленно рыкнул. Он не обязан объясняться ни перед кем в своих личных делах! Он никому не клялся в верности, и уж тем более Мегатрон не вправе с него спрашивать после того, что с ним сделал. И зачем он завел этот разговор при свидетелях? Присутствие Саундвейва нервировало сильнее обычного.
- Я не понимаю о чем ты, - с наигранным безразличием сказал Старскрим.
- Понимаешь, дорогой сикер. Ты понимаешь. А вот я не могу понять как мой секонд-ин-комманд мог связаться с беспроцессорным дроном.
Мегатрон начал говорить спокойно, но к концу фразы уже чувствовалось, насколько он взбешен.
А Старскрим едва сдержал себя, чтобы не крикнуть, что его любовник вовсе не дрон.
Но что это было? Ревность? Мегатрон его ревнует. Ха!
Старскрим с вызовом вскинул голову, уже готовый признаться во всем, лишь бы заставить его бесится еще больше. Но, взглянув в глаза Лорда, сразу передумал. Если он выйдет из себя - а так и будет, если спровоцировать - Старскрима опять ждет какое-нибудь изощренное издевательство. И сикер сдержал порыв. Месть подождет еще немного. Он еще насладится ей, но когда сам будет в безопасности.
- Это ложь. Мне нет дела ни до каких дронов, - произнес он искоса прожигая взглядом дырку в корпусе связиста. У Саундвейва не должно быть никаких доказательств, Старскрим был предельно осторожен.
- Может нам тогда допросить свидетеля?
Кто мог... Двери раскрылись и двое эрадиконов ввели в зал третьего. Третьего... Без маски, струйка энергона стекала из разбитой губы и он слегка хромал. Его били... Напряжение в цепях сразу стало предельным. Он целовал это лицо, он был с ним ласков, оберегал, а кто-то посмел причинить ему боль. Старскрим чуть было не дернулся в его сторону. Он убьет их всех. Как только сможет.
- Ты никогда не умел врать, Старскрим. Ты не умеешь сдерживать свои эмоции. Твое лицо всегда выдает тебя, - в голосе Мегатрона звучало презрение.
- Мне нет до него дела, - заплетающимся голосом повторил сикер, спешно приводя в порядок выражение лица.
- Посмотрим. Саундвейв!
Мегатрон обернулся к связисту. Тот вышел вперед, выпустил свои щупальца и направил их к эрадикону, которого бросили на пол посреди зала.
«Я не выдал вас, Коммандер. Я ничего не сказал.»
Голос эрадикона в аудиодатчиках вывел сикера из оцепенения.
«Замолчи! Почему ты не сообщил сразу, болван?!...»
«И вы бы пришли, подтвердив их догадки? Или... не пришли бы сюда... Простите меня, я не подумал...»
«Замолчи, я сказал!»
Старскрим не сомневался, что Стив будет ему верен, что бы с ним не сделали. Что бы ни сделали... Искра сжалась. Как теперь быть? Он ведь ничего не сможет, но стоять и смотреть...
Саундвейв меж тем подхватил эрадикона тентаклями и поднял в воздух. Тот повис с распростертыми руками. Он не смотрел на Старскрима, только иногда бросал быстрый взгляд, видимо, чтобы поддержать обман.
«Мне не страшно, Коммандер. Не за себя. Они ведь не сделают вам ничего плохого?»
«С чего ты взял, что мне есть дело до того, страшно тебе или нет?», - проскрипел в ответ собственный голос.
«Вы так смотрите...»
Как еще он смотрит?! Старскрим даже притушил на клик оптику. Мегатрон похоже прав, он не умеет сдерживаться. Надо взять себя в руки и срочно что-то придумать. Первейшим желанием было открыть огонь по всем сразу, но рациональная часть сознания, та самая, которая всегда помогала ему действовать здраво, в то время как весь процессор застилала ярость и злость, которая спасала его от совсем уж непоправимых ошибок, эта часть сейчас настоятельно подсказывала, что один против Мегатрона, Саундвейва и всей остальной команды он не справится.
Саундвейв поднес щупальце к грудной броне эрадикона, и подключился к центральному разъему.
Старскрим снова забыл следить за выражением фейсплейта. Они убьют его. Сначала заставят кричать от боли, а потом убьют. И лучшее, что он сейчас может сделать, это убить его самому. Но Старскрим понимал, что не сможет поднять на него руку. Он вообще ощущал себя парализованным. И в то же время внутри бурлили эмоции. Адская смесь из злости из-за невозможности влиять на ситуацию, обиды от того что у него отнимают то, что стало так дорого и чего-то еще, что заставляло Искру скручиваться в узел и вздрагивать вместе с движениями щупалец.
Саундвейв подал разряд, довольно сильный. Эрадикон молча вздрогнул. Старскрим опустил голову и отвернулся. Он не мог на это смотреть. Еще разряд, сильнее предыдущего.
Сикер вперил бешеный взгляд в Мегатрона.
- С чего это тебе вдруг стало не все равно что я делаю и с кем, - это был даже не вопрос, так, попытка отвлечься.
- Каков он в интерфейсе, Старскрим? Облизывает твои ноги? Рассказывает как ты неотразим? Мне просто интересно, - слишком язвительно для простого интереса проговорил Лорд.
- Не твое дело, - прошептал сикер на пределе слышимости. Его уже трясло, так что в какой-то момент он даже дернул рукой в поисках опоры.
- Да можешь хоть всех их перетрахать, - не более громко процедил Мегатрон.
- Тебе не понять! Тебе отдаются из страха, а не по любви! - внезапно выпалил Старскрим.
- Ты только послушай себя, - скривившись сказал Мегатрон, - Ты жалок, Старскрим, ты никогда не был так жалок.
Старскрим заморгал, с ужасом осознавая, что и в правду так выразился.
- Найди себе другого эрадикона и научи его любить себя, - бросил Лорд направляясь к выходу, - Этот будет гнить на свалке.
Мегатрон прошел к двери и, на ходу выдвинув меч, ударил эрадикона наотмашь, отсекая руку и вонзая лезвие почти до середины корпуса. Связист перестал поддерживать тело и оно свалилось двумя частями на пол.
Старскрим смотрел, выпучив оптику и с раскрытым ртом. Когда Мегатрон опустил меч, ему показалось, что это его разрезали напополам. Теперь все кончено. С удивлением для самого себя он подумал, что сейчас готов еще раз пережить ужас раздираемой штекерами Искры, лишь бы не чувствовать того, что чувствует.

***
- Саундвейв!
Он нагнал связиста когда тот проходил одним из коридоров корабля.
- Есть разговор.
Саундвейв повернулся к Старскриму, и сикеру показалось, что тот направил на него высокомерный взгляд. Сикер почувствовал, как его поля срочно перестраиваются, готовясь отражать невидимые атаки. Никогда раньше Старскрим не ощущал, что Саундвейв так сильно его ненавидит.
Но выбора не было. Больше никто не поможет.
- Он мне нужен.
Старскриму не пришлось договаривать. На самом деле можно было вообще ничего не говорить. И так было ясно, что он просит. Доступ к отсекам, куда складывали до переплавки корпуса убитых или непоправимо поврежденных эрадиконов. В другое время он смог бы легко туда попасть, но сейчас двери были заблокированы.
Экран связиста отразил насмешку, и Старскрим почувствовал, как тентакль скользнул вверх по его бедру.

Вместе со жгучей ненавистью Саундвейв прочел в оптике сикера согласие. Старскрим готов отдать себя ради этого эрадикона. Немыслимо. Предпочесть Лорду какого-то серийного дрона. Должно быть он совсем повредился процессором. Что ж, даже лучше если так. Будет проще его взломать.
- Мне нужно твое слово, - сказал сикер.
Саундвейв коротко кивнул. Он гордился тем, что имел репутацию честного десептикона. В отличии от того, кто стоял сейчас перед ним. Лживая самовлюбленная мразь, но теперь он будет уничтожен.
Саундвейв заблокировал перегородки, отгородив часть коридора, где они находились, и отключил наблюдение. Никто не будет мешать. Старскрим прикрыл глаза и застыл в напряжении, очевидно ожидая, что связист двинет тентакли к его интерфейс-портам. Трижды дурак. Кому нужны твои липкие разъемы. То ли дело информация, которую ты хранишь. Это может быть не просто интересно, это может быть бесценно. Никогда еще у Саундвейва не было такой возможности подобраться к процессору сикера. А сейчас он сам отдал себя ему в руки. Предварительно крепко опутав конечности Старскрима щупальцами - на случай если он вдруг передумает, осознав, что контракт был с подвохом - Саундвейв подключился к разъему у него на затылке, мгновенно отключая возможность сикера видеть и производить звуки. Старскрим дернулся, попытался тряхнуть головой и выпучил слепую оптику в пустоту. Саундвейв опустил пытающийся сопротивляться корпус на пол, и теперь сикер лежал у его ног, прижатый лицом к полу. Полностью в его власти. Теперь осталось лишь проникнуть внутрь. Саундвейв подобрал свой лучший набор отпирающих команд, сгруппировал в массивную причудливую программу и направил мощным потоком к файерволу, окружающему секретную информацию. Если б вокодер не был отключен, Старскрим наверняка бы сейчас визжал на ультразвуке. Он то поднимал голову, насколько мог, то снова утыкался в пол, неконтролируемая оптика вспыхивала и гасла, истекая омывателем. Сикер был на пределе, он был почти уничтожен. Почти, потому что оборона устояла. Саундвейв даже пришел в некое недоумение. Он не стал рисковать и сразу пустил в ход свое самое мощное оружие. Как же он выдержал? Саундвейв знал Старскриму цену, но все же всегда чувствовал над ним превосходство, по крайней мере в части извлечения и защиты информации. И тут такая неудача.
Саундвейв прекратил натиск. Нужно снова собрать силы и действовать по-другому. Нужно его отвлечь. Что ж, ты хотел, чтобы тебя поимели - ты получишь это. Во время перезагрузки системы наиболее уязвимы. После недолгой паузы Саундвейв снова вторгся в процессор сикера и отключил управление корпусом. Он больше не сможет шевелиться по собственному усмотрению. Теперь он как марионетка, странная земная игрушка на ниточках. Он примет ту позу, которую выберет для него кукловод. Связист поставил сикера на колени, оставив его манипуляторы прижатыми к полу. Вполне подойдет для сильных ощущений. Он раскрыл его интерфейс-порты и присоединил к ним щупальца, нашел все малые и большие разъемы у него на корпусе и активировал их, стимулируя ползающими по корпусу тентаклями. Он заставил корпус сикера выработать побольше смазки. Это ведь возбуждает таких как он, нужно непременно быть вымазанным с головы до ног, истекать жидкостью. Он прошелся электрическими разрядами по его крыльям, пожалуй немного более сильными, чем было необходимо. Он яростно обрабатывал тентаклями каждый сенсор в его портах. Сенсоры сикера горели огнем, искрили, некоторые взрывались от перенапряжения. Если б Саундвейв имел целью извлечь для себя удовольствие от процесса, он бы непременно вернул Старскриму управление фейсплейтом в этот момент. Но Саундвейв считал, что выполняет необходимую работу. Он может получить важную для Лорда информацию. Способы не имеют значения.
Старскрим был на гране перезагрузки. Еще немного и он вырубится, и обнажит свои драгоценные файлы. Но время шло, а состояние его не менялось. Он давно уже должен был валяться в оффлайне, но все еще пребывал в сознании. Кто бы мог заподозрить в этой истеричке такую силу воли. А вот сам Саундвейв уже был почти в бешенстве. Он проигрывал в собственном секторе и понимал, что его возможности исчерпан. Остановившись в попытках заставить сикера перегрузиться, он еще раз собрал свои силы и ударил по расшатанному файерволу.

***

Старскрим приподнял голову и с ужасом оглядел руины заградительных сооружений. Вокруг искрило, вспыхивали то и дело красные всполохи, кое-где еще осыпались куски разбитых укреплений. С трудом передвигаясь Старскрим перевернулся так, чтобы видеть отчаянно защищаемую крепость. Цитадель уцелела, враг не пробился внутрь. Он снова уронил свинцовую голову на землю. Он выдержал. Он победил. Саундвейв его не взломал. Саундвейв! Сознание вернулось, тяжелым кулаком ударив по измученному процессору. Как темно. Саундвейв же вырубил... оптику. И связист копался внутри как хотел, перебирал системы, отвечающие за его корпус, отключал и включал, подвергал нагрузкам и перегрузкам. Старскрим сам позволил Саундвейву это делать. Он понимал, что не одолеет связиста по всем фронтам и сосредоточился на главном - занял оборону в файловом хранилище. Его личные данные не должны были достаться врагу. Там слишком ценная информация, слишком личная и слишком опасная. Саундвейв его обманул! Сикер думал, хоть и с удивлением, что связиста интересует его корпус. Но Саундвейв оказался хитрее. Старскрим зарычал от злости: никто не смеет его обманывать. Но все же некоторое удовлетворение он испытывал: связист, хоть и поимел его во все порты, ушел ни с чем.
Сикер глухо застонал, напрягая неуправляемые члены, заставляя их снова слушать его команды. Он настроил оптику и, собрав остатки энергии, поднялся, одновременно повышая рейтинг Саундвейва в списке "Отомстить" до второго места. Расбалансированные системы координации еле удерживали его в вертикальном положении.
Только тогда он увидел лежащий на полу ключ от сортировочного отсека. И чуть не свалился снова, вспомнив, ради чего подверг себя такому испытанию. Его эрадикон... Сколько времени прошло?! Вдруг уже поздно? Нет... Он схватил ключ и как мог быстро двинулся к хранилищу.
К счастью, никто не встретился ему на пути. К счастью для них, потому что Старскрим не задумываясь убил бы любого, посмевшего его задержать.
Вот и дверь. Дрожащими манипуляторами он вставил пластину в щель и шумно выдохнул, услышав щелчок - ключ подошел и двери раскрылись.
Полумрак. Опять пришлось "вручную" настраивать ставшую чужой оптику. Красный неровный свет, части темных корпусов, почти целые или только куски. Сколько мертвых он видел за свою жизнь, но впервые это выглядело настолько ужасно. Он ведь тоже лежит где-то здесь, среди мертвецов, быть может еще живой или ... Нет! Об этом не думать... Понимая, что медлить нельзя, Старскрим заблокировал дверь и бросился перебирать тела эрадиконов, сверяя их номера. Он проверял каждого, даже тех, кто был покалечен совсем по-другому. Его могли обмануть, эрадикона могли изуродовать еще больше, пока он не видел... Не думать об этом! Иначе руки совсем опустятся, а они и так почти не слушаются. Но предатель-процессор уже живописал, что следующий поднятый им корпус будет тот, что он ищет, и он будет видеть потухшие глаза эрадикона, которые еще недавно смотрели на него так преданно, так заботливо, так нежно... Старскрим остановился, не в силах справиться с видением. "Мне не страшно, Коммандер, не за себя...". Слез не было, весь омыватель был израсходован в битве с Саундвейвом и без них было еще тяжелее. "Мне не страшно..." Взгляд упал на лежавший неподалеку корпус с отсутствующей рукой. Эрадикон был без маски, и Старскриму даже показалось, что он заметил царапину на его щеке. Искра свернулась в точку. Нашел. Собрав все свое мужество, Старскрим подскочил и опустился на колени рядом с безжизненным корпусом. Царапина... Он так ее и не зашлифовал. Сикер все-таки сверил номер на всякий случай. Последние сомнения исчезли - это он. Застывшее в страдании лицо, глубокая рана сбоку. Уже не искрит и не источает энергон. Корпус мертв, но Искра... Нельзя терять время. Он и так достаточно медлил. Сделав последнее усилие, Старскрим отстегнул грудную броню эрадикона и раскрыл камеру. Слабый отблеск тускло мерцал в холодном пространстве. Еще клик и он угаснет. Больше не мешкая, Старскрим раскрыл свою Искру, аккуратно подхватил корпус эрадикона и прижал к себе.
Сначала ничего не происходило. Неужели он не успел на какое-то мгновение? Оптика все-таки выжала из себя каплю омывателя и Старскрим в каком-то оцепенении следил, как она стекает по фейсплейту. И тут что-то изменилось. Свет стал ярче и он ощутил нечто рядом... внутри... слабое и робкое. Надо помочь... Он стал наполнять эту частичку своей жизненной силой и неожиданно почувствовал что получает в ответ такое мягкое тепло, заботу... любовь. Старскрим растворился в этом ощущении. Он чувствовал себя окруженным сиянием. Он чувствовал как затягиваются раны его Искры и боль исчезает. Он каждым атомом ощущал другое существо, так же готовое делить с ним все, что имеет, раскрываться полностью. Больше не было сомнений, неловкости, преград и различий. Только два существа, слившиеся в одно целое.
Свет стал предельно ярким, их Искры вспыхнули и стали разделяться, прячась в закрывающиеся камеры.
Оптика эрадикона активировалась, и он смотрел на держащего его в объятиях сикера широко распахнутыми глазами.
- Коммандер, вы пришли за мной, вы открыли для меня свою Искру, - тихим голосом произнес эрадикон, - вы не представляете как я вас люблю. Вы прекрасны, вы самый лучший, я все для вас сделаю, только скажите.
- Заткнись! Заткнись, тупая железка,- прошептал Старскрим.
- Меня зовут Стив.
- Стив... - впервые назвал эрадикона по имени Старскрим.
Он чувствовал огромную, всезаполняющую, невыносимую нежность. Неужели он мог этого лишиться, неужели его могли этого лишить... Нет, не сейчас... Сейчас он не будет думать ни о чем другом. Сейчас так прекрасно просто быть с ним рядом, понимать, что он живой. Старскрим крепче обхватил Стива, обвивая руками. Легкий удар тока от перерезанных проводов заставил его отстраниться.
- Твоя рука.
Он аккуратно отпустил эрадикона и вскочил оглядываясь в поисках нужной конечности.
- Коммандер, возьмите любую, они все одинаковые,- сказал Стив, грустно оглядывая останки бывших товарищей.
- Нет! Мне нужна та, которая дотрагивалась до меня!
- Я буду касаться вас точно так же любой рукой, Коммандер.
Старскрим прикрыл оптику, успокаиваясь, и присел рядом с эрадиконом, снова обнимая его.
- Меня зовут Старскрим.
- Старскрим... - прошептал имя любимого Стив.
Никто никогда так не произносил его имени. Старскрим прижался лицом к его лицу, обнял еще крепче, стараясь прикрыть Стива собой. Как он мог допустить, чтобы кто-то причинил ему вред. Никто не смеет отнимать то, что принадлежит ему. Стив его и он ему нужен. Он потом разберется, что с этим делать, как жить с этим дальше. Сейчас главное, что он рядом, прижимается , обнимает, смотрит...
- Тебя больше никто не тронет. Я сумею нас защитить.
Он же совсем без сил. Старскрим высвободил свои провода, подключился к эрадикону и стал подавать ток.
Сикер почувствовал влагу на своей щеке.
- Почему ты плачешь? - спросил Старскрим, - Тебе больно?... - он немного отстранился, стараясь держать эрадикона как можно бережнее.
Стив поднял на него огромные блестящие глаза.
- Я счастлив.


Эпилог

Старскрим сам починил своего эрадикона. Он переместил его в свой отсек и Стив теперь был вынужден пребывать все время там. Саундвейв, конечно, все знал, но не мог ничего сделать. Их теперь связывала тайна. Не добившись своего, Саундвейв не мог предъявить что-либо Мегатрону, чтобы оправдать свой поступок, и ему приходилось закрывать глаза на старскримову прихоть.
Все стало почти как прежде. Сикер снова с легким трепетом возвращался вечерами в свой отсек, находил искомую заботу и ласку, забывался в нежных объятиях. Но чем дальше, тем больше он осознавал, что эта привязанность делает его слабым. Если он тогда готов был буквально отдать все, чтобы спасти ему жизнь, значит им можно управлять используя это. А быть настолько зависимым Старскрим не мог себе позволить.
А Стив иногда боялся вентилировать, чтобы не спугнуть свое счастье. Он покорно принял свое заточение, он готов был так существовать до конца времен, ожидая целыми днями, когда вернется Старскрим, а потом окружать его своим теплом, выслушивать, поддерживать, касаться его, целовать... Вот только глаза его любимого все чаще так и не избавлялись от печали.
А потом Старскрим исчез. Стиву удалось узнать, что он попал в плен к автоботам, а что с ним стало дальше, никто не знал.
И Стив ушел его искать.

@темы: Megatron, Starscream, TF Slash, TF Yaoi, TFP